шаблоны, кисти
 

 Главная > V.I.P. фото Клуб








Новости

>---------------------------

ColorpointsВы на празднике у друзей (за столом), предыдущий толкает вашу ...

Надписи для Вашего статуса

Просто красивые стихи.

>---------------------------

ColorpointsКИСТИ ДЛЯ ФОТОШОПА И КАРТИНКИ,

Женские именные поздравления.

обои

Подскажите пожалуйста где можно скачать бесплатно свадебные ...

Клуб любителей фотоаппаратуры Canon

Философия фотографии (часть 2)

 На предложенном веб-сайте Вы обязательно отыщете полную информацию об известной программе Photoshop. Тут Вам удастся ознакомиться с уроками Фотошопа в режиме online или же скачать информацию в полном объеме. Авторами уроков являются наши и зарубежные специалисты, материалы изложены в форме, которая будет понятна даже новичку. Освоив программу скачать photoshop cs4, Вы сможете лично создавать изображения и производить дальнейшую их обработку в различных стилях. Также, перечитывая новости сайта, Вы сможете одними из первых узнавать о разных нововведениях вышеназванной сферы и проходить обучение Фотошопу абсолютно бесплатно. У нас Вы сможете не только скачать на свой Пк Photoshop, но и загрузить шрифты, фильтры, АП или плагины.

 

 Фотошоп онлайн

Нажмите на картинку для скачивания

 


Алексей
 

В эстетическом плане она построена как углубление и развитие чувства, возникшего уже в тот момент, когда читатель, следуя авторскому замыслу, как бы созерцает фотографию той, которая лежит в могиле. «Живые глаза» «прелестной гимназистки» никак не соединяются с гладким крестом над свежей могилой, но нелепое их соединение задает ту тональность, ту ноту, которую Бунин развивает по ходу повествования и которой он завершает свой рассказ: «Теперь это легкое дыхание снова рассеялось в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре…».



Алексей
 

Рассказ имеет сложное строение, но я хотел бы обратить внимание на то, что он целиком может быть понят как раскрытие–распространение на все повествование того настроения, которое задано уже в ее первых строках. Повествование вырастает из чувства, сопровождающего созерцание надмогильной фотографии «нарядной и прелестной гимназистки с радостными, поразительно живыми глазами».



Алексей
 

Это взгляд «со стороны», взгляд с позиции вненаходимости, взгляд без оценок и комментариев. Описание разворачивается в таком порядке и таким языком, что и житейская муть, и абсурдная смерть героини уходят куда–то на второй план. И хотя рассказ начинается и заканчивается темой смерти, но его читатель не впадает в меланхолию, а обретает «легкое дыхание». Смерть здесь не подавляет. Она высвобождает.



Алексей
 

После краткой экспозиции Бунин знакомит читателя с историей Олиной жизни за полгода до смерти. История эта рассказана с позиции человека, который сидит себе на кладбищенской лавочке, смотрит на портрет и вспоминает все то немногое, что ему известно об умершей, о людях, ее окружавших, об обстоятельствах последнего года ее жизни и о ее смерти. Повествование ведется неторопливо, подчеркнуто нейтрально.



Алексей
 

Апрель, но дни серые; памятники кладбища, просторного, настоящего, уездного, еще далеко видны сквозь голые деревья, и холодный ветер звенит и звенит фарфоровым венком у подножия креста.

В самый же крест вделан довольно большой бронзовый медальон, а в медальоне – фотографический портрет нарядной и прелестной гимназистки с радостными, поразительно живыми глазами.

Это Оля Мещерская».



Алексей
 

Укажем лишь на общую телеологию рассказа, на его конструкцию: Иван Алексеевич предпочитает не нагнетать напряжение по ходу повествования, а с самого начала снять его и говорить о свершившемся. С первых же строк Бунин помещает читателя в разреженную атмосферу уездного кладбища:

«На кладбище, над свежей глиняной насыпью, стоит новый крест из дуба, крепкий, тяжелый, гладкий, такой, что на него приятно смотреть.



Алексей
 

Тема «фотография на кладбище» напомнила мне фрагмент знаменитого рассказа Бунина «Лёгкое дыхание». Весь рассказ (и это прекрасно показал Л. С. Выготский в книге «Психология искусства») построен на преодолении «житейской мути» (история Оли Мещерской, героини рассказа) силой художественной формы, превращающей житейскую прозу в поэзию легкого дыхания. Здесь не место для подробного анализа стилистики рассказа и ее отношения к житейскому материалу, в нем использованному (тем более, что это уже сделано Выготским).



Алексей
 

Тогда в центре внимания окажется ее «что» и интерпретация ее содержания (фотография как исторический документ). Возможно и то, что внимание реципиента окажется захвачено старостью старого, и тогда верх возьмет эстетика старого: любование стариной старинной фотографии как свидетельницы далекого прошлого.

Цветность фотографии работает на ее восприятие не в режиме есть/нет, а в режиме опознания «чтойности» фото–образа.



Алексей
 

который она несет: пока он держится на ней, тонкая корочка исписанного светом верхнего слоя фотоснимка будет являть актуальность изображения с неотрывной он него фактичностью застывшее «теперь» того момента, в который он был сделан. Это «неустаревающее теперь» образа не мешает восприятию фотокарточки как старой, но затрудняет ее восприятие как ветхой.

Впрочем, переакцентирования внимания на восприятие временности вещного может и не произойти. Вполне вероятна победа эйдетического восприятия модели



Алексей
 

Опыт чувственного восприятия прошлого (эстетика старого) – это переживание, которое охватывает нас, когда мы рассматриваем старые фотографии, довольно часто. Опыт ветхого – событие более редкое и глубокое. Хотя старая фотография (как вещь) в принципе и допускает ее восприятие в горизонте ветхости (старая вещь, воспринятая как ветхая, – это вещь, в восприятии которой ее «пока еще есть», ее «присутствует» побеждает то, «что» она есть), но сама по себе старая фотография не слишком благоприятствует такому восприятию из–за образа,



Алексей
 

Здесь важна телеология художественного мимесиса: явить «во образе» не мимолетно–случайное «здесь и теперь» модели, а подлинное лицо портретируемого, его внутреннюю форму.

Подробнее об опыте ветхого и о ветхом как эстетическом расположении см.: Лишаев, С. А. Влечение к ветхому. Самара, 1999; Лишаев, С. А. Эстетика Другого. Самара, 2003.



Алексей
 

Между прообразом (человеком, изображенным на картине) и образом, написанным на холсте, стоит художник: его мастерство, его взгляды на жизнь, на искусство, его отношение к модели, всматриваясь в которую, он – среди множества принадлежащих ей черт – отбирает те, которые считает необходимыми для воплощения своего живописного замысла.



Алексей
 

«Нет ничего, что используется фотографической техникой, но всегда одна вещь, и только одна вещь, которая остается: свет. Фотография: письмо света. Свет фотографии остается истиной изображения. Фотографический свет – это не нечто “реалистическое” или “естественное”. Он также не является искусственным. Более того, это свет, который есть само воображение образа, его собственное мышление. Он не проистекает из единого источника, но из двух различий, двойной единичности: объект и видение» (Бодрийар, Ж. Фотография, или письмо света.



Алексей
 

Вещи, принадлежащие к доминирующей сегодня категории машинно–серийной продукции, способны, по мере того как их обкатывает время, приобрести больший, чем первоначально, онтологический «вес». С ними происходит то же самое, что и с осколком бутылочного стекла, обкатанным временем и морской волной.

Звезды нет, но мы ее видим, она присутствует в собственном световом образе, донесенном до нас тем светом, который она испустила когда–то и который дошел до нас, преодолев невообразимое расстояние за невообразимое число лет.



Алексей
 

Художник может изобразить то, чего нет в окружающем его мире, но что есть в его индивидуальном сознании или в сознании народа. Старая картина не становится лучше от того, что становится старше. Она, конечно, может приобрести со временем историческую ценность (как свидетельство иной эпохи, иной культуры), но не это определяет ее ценность в качестве произведения живописи. Не временная дистанция здесь главное.



Алексей
 

Впрочем, в цифровых фотографиях грань между репродукцией первого порядка (фото, отпечатанное с негатива) и ее воспроизведением с одного из отпечатков в электронном или бумажном виде полностью стирается. Цифровая фотография с самого начала ничем не отличается от цифровой репродукции, снятой с отпечатка или с его вторичной (печатной) репродукции, – это фотография без оригинала.



Алексей
 

Они привлекают внимание независимо от того, что на них изображено. Особенное в них – само время.

Здесь существенно и то обстоятельство, что образы на старых фотографиях привлекают наше внимание именно своей старостью, несовременностью, то есть притягивают к себе взгляд даже в том случае, если по всем другим своим характеристикам (в том числе – эстетическим) – это обычные, заурядные снимки.



Алексей
 

Пирамиды на фотографии – это сегодня что–то очень и очень банальное. Фотографии «всего–чего–угодно» известны современному человеку с самых малых лет. Присутствие львов, леопардов, павлинов, тюленей, архитектурных памятников, знаменитых людей и проч. и проч. на обложках тетрадей и дневников, на страницах рекламных проспектов и иллюстрированных журналов, в энциклопедиях и учебниках превратило их в эстетически инертные «картинки». Не имея прямого общения с оригиналами виденных им с детства образов, человек привыкает к ним так, как если бы он знал, видел сами эти вещи. На фотографиях я видел пирамиды уже сто, а может быть, и тысячу раз. Что прибавит к виденному тысяча первый снимок? Совсем иначе воспринимаются образы старых фотографий.



 

1 2 3 4

CanonClub

 
 Мир Фотошопа - Photoshop  | Связаться с администратором сайта